«Фаюмский портрет» Параджанова из Киева доставлен в Ереван

Музею Сергея Параджанова в Ереване уже 26 лет. В прошлом году его внесли в список «Сокровища европейского киноискусства» Европейской киноакадемии. Недавно музейная коллекция пополнилась работой Параджанова 1972 года «Фаюмский портрет», которую привез из Киева и передал в дар музею режиссер фильмов «Полеты во сне и наяву» и «Храни меня, мой талисман» Роман Балаян. 

Давид Сафарян и Мелкон Алекян (справа). Фото Завен Саркисян.

Параджанов увлекся коллажами после того, как ему запретили снимать кино. Теперь его работами и заполнен уникальный музей. Фаюмские портреты создавались в римском Египте как погребальные изображения на деревянных дощечках с использованием восковых красок, причем при жизни человека. Спустя века они продолжают завораживать. Сергей Параджанов не раз к ним возвращался.

В дни фестиваля «Золотой абрикос» его гости собрались под абрикосовым деревом во дворе музея. Вручили «параджановский талер» председателю жюри игрового конкурса — британскому режиссеру Хью Хадсону («Огненные колесницы»). Такие артефакты создавал в тюрьме Сергей Параджанов — ногтем из крышек от молочных бутылок, добывая их в туберкулезном бараке. Когда-то музей посетил итальянский сценарист и поэт, соратник Феллини — Тонино Гуэрра. Он признался, что именно Параджанов увлек его своими работами, и он тоже стал создавать свой необычный дом в Пеннабилли. Целую главу — «Книги заговорили с мальчиком», Гуэрра посвятил в своей поэме изумительному кадру из фильма «Саят-Нова» («Цвет граната») Сергея Параджанова, где лежит мальчик, и шелестят страницы книги. Давно выросший мальчик тоже пришел в музей в тот день, когда мы увидели «Фаюмский портрет» Параджанова. Мелкон Алекян, сыгравший юного Саят-Нову в 1968 году, работает таксистом в Ереване.

Коллекция музея постоянно пополняется. Больше года назад актриса Алла Демидова выставила на аукционе в Москве шляпу Параджанова, которую он ей подарил. Сделала она это ради того, чтобы помочь «Гоголь-центру» и Кириллу Серебренникову. Друг музея Параджанова выкупил ценный предмет, а Кирилл Серебренников доставил шляпу в Ереван. А чуть раньше польский исследователь Януш Газда, приехавший на фестиваль в качестве члена жюри, передал в дар музею женский костюм из фильма Параджанова «Тени забытых предков». В 70 е годы прошлого века он был ему подарен самим Параджановым. С тех пор и хранился в доме пана Януша. А теперь украшает ереванский музей. Многие работы Параджанова хранятся в частных коллекциях. Бессменный директор и основатель музея Параджанова Завен Саркисян о них может только мечтать. Например, о коллаже «Плач Ленинакана», созданном после землетрясения и хранящемся в семье армянского композитора. Но иногда мечты сбываются.

К своему 70 летию Завен Саркисян получил подарок от Романа Балаяна и тут же принес его в музей. Вот что значит настоящий музейщик.


«Фаюмский портрет» Сергея Параджанова (1972). Фото — Завен Саркисян.

— Я увидел эту работу несколько лет назад у Ромы Балаяна, — рассказал «МК» Завен Саркисян. — И сказал ему: «Очень красивая». И вдруг такой сюрприз! Роман с женой Наташей неожиданно привезли на мой день рождения эту работу. Параджанов в 1972 году подарил «Фаюмский портрет» их сыну Сурену. Его зовут так же, как и сына Параджанова. На портрете Сергей написал по-грузински посвящение: «Сурену в день рождения». Причем «в день рождения» — по-русски, но грузинскими буквами. Я сделал рамку и повесил портрет в музее туда, где недавно находилась более крупная работа — портрет польского актера Даниэля Ольбрыхского, он тоже относится к 1972 году. От перемены места эти портреты только выиграли.

«Фаюмский портрет» Сергей сделал в 1972 году, но тогда фарфор у него был совершенно другой. Есть фотография прежнего «Фаюмского портрета», и там все это видно. После возвращения из тюрьмы в 1981 году Параджанову что-то не понравилось, и он сделал другой орнамент. Бисер, который он использовал, — одного года. Сергей очень любил фаюмские портреты. В нескольких своих работах использовал их репродукции. А тут сам попробовал сделать фаюмский портрет. Посмотрите, как красиво выглядит орнамент на кобальте. Он использовал медную проволоку, которую специально расплющил.

— А как вы нашли актера, который снимался в фильме «Саят-Нова»?

— Он таксист в Ереване. Наш режиссер Давид Сафарян его пригласил сюда. Он ехал в такси, и водитель сказал: «Я тоже когда-то в кино снимался. В «Саят-Нове» у Параджанова». А к нам Мелкон Алекян постоянно приходит. Он очень скромный человек. Параджанов ведь сначала другого мальчика выбрал для фильма. Мелкон рассказал, как однажды они сидели в ресторане на озере Севан, и он смеялся. А один человек на него постоянно смотрел. Заметив это, отец сказал: «Ты плохо себя ведешь, вот дядя на тебя и смотрит». Оказалось, что «дядя» — это Параджанов. Он тогда сказал маленькому Мелкону: «Я хочу тебя снять в фильме». И поменял одного мальчика на другого. Много нового узнаешь о Параджанове от людей. Как-то ко мне пришел конвоир и рассказал, как Параджанова из тюрьмы в Винницкой области, из Стрижевки, отправляли в Луганскую область, в Коммунарск. Сейчас он называется Алчевск. Длилось путешествие дней шесть-семь, с остановками, с ночевкой в хмельницкой тюрьме. Это теперь я за день проехал весь путь Параджанова. Конвоир вспоминал, как, узнав Параджанова, стал его подкармливать, брал из офицерской столовой в поезде еду и угощал его. Такие истории по крупицам собираются в музее. Недавно здесь была знакомая моей знакомой, живущая в Америке. Она тоже рассказала удивительную историю. Ей было лет десять, и она с матерью из Тбилиси ехала в Ереван. С ними были красивая женщина и мужчина. Все уснули, а незнакомый попутчик в упор смотрел на ехавшую с ним спутницу. Девочка очень стеснялась, не могла раздеться, так и легла в платье. Ночью несколько раз просыпалась и видела, как мужчина продолжал смотреть на женщину. Утром пришел отец девочки встречать их с мамой. Он-то и сказал, что попутчиками были Сергей Параджанов и актриса Софико Чиаурели. Они тогда ездили на съемки «Саят-Новы» в 1967 году.


фото: Светлана Хохрякова
Роман Балаян.

Пока мы рассматриваем «Фаюмский портрет», подходит жена Романа Балаяна, Наталья, и говорит: «Как он здесь заиграл! А когда висел у нас на кухне, глаза не были видны». Говорю Балаяну: «То, что это ваш дар, придает работе дополнительную ценность». Довольный Роман Гургенович отвечает: «Если б я знал, что столько радости всем вам доставлю, — давно бы портрет подарил». Несколько лет назад он снял небольшой фильм «Ночь в музее Параджанова». Зритель оказывается ночью в одиночестве в музейных залах, и персонажи коллажей, экспонаты оживают до первого крика петуха. Появляется и сам Параджанов в сопровождении призраков. Страшно даже представить, что окажешься один на один с этими необычными героями.

Источник

Вам также могут понравиться Еще от автора

Комментарии закрыты.